Михаил Юрьевич Лермонтов
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Герб рода Лермонтовых
Семья
Галерея
Лермонтов - художник
Стихотворения, 1828—1831
Стихотворения, 1832—1836
Стихотворения, 1837—1841
Стихотворения по алфавиту
Хронология поэзии
Поэмы
Герой нашего времени
Драмы
Проза
Очерки
В.Г.Белинский, очерки
Статьи об авторе
  А.С. Долинин. Лермонтов
  Максимов Д.Е. Поэзия Лермонтова
  … Глава 1
  … Глава 2
… Глава 3
  … Глава 4
  … Глава 5
  … Примечания
Письма
Летопись жизни
Ссылки
 
Михаил Юрьевич Лермонтов

Статьи об авторе » Максимов Д.Е. Поэзия Лермонтова

Лермонтов не был ни историком, ни социологом, ни теоретиком, и его общественные и политические взгляды не складывались в какую бы то ни было даже относительно упорядоченную систему. Но уже в ранних его произведениях определенно наметились те его симпатии и антипатии, сочетание которых дает право считать его одним из наиболее прогрессивных художников и мыслителей своего времени. Важнейшим показателем позиции Лермонтова является его враждебное отношение к светскому обществу, к крепостникам и его расположение и внимание к национальной почве, к народу, к простым людям.

Чувство родины — родной земли и родного народа — никогда не покидало Лермонтова. Уже в 1830 году в стихотворении «Булевар» он положительно противопоставляет народ светской черни. С того же времени начинается увлечение его русскими народными песнями, в которых, по его словам, «верно, больше поэзии, чем во всей французской словесности».16 В 1831 году в стихотворении «Баллада» («В избушке позднею порою...») он прославляет простую женщину, юную славянку, которая учит ребенка мстить поработителям родины. В ранних автобиографических пьесах и в «Вадиме» с большим сочувствием он набрасывает образы крепостных мужиков и дворовых.

Но не только прямое изображение народной жизни и высказывания о ней у Лермонтова и не только национальная окраска его произведений дают право говорить о народной основе его творчества.

Сама позиция «лермонтовского человека», о которой было сказано выше, позиция человека, с небывалой до того времени силой ощутившего себя личностью, обособившегося, задумавшегося, рефлектирующего и восставшего против окружающей действительности, предваряла процесс роста русского народного сознания и содействовала развитию этого процесса. Можно сказать, что «лермонтовский человек», в особенности лирический герой Лермонтова, не будучи «простонародным» (термин, обычный у Белинского), был причастен к народности, или, иначе говоря, являлся во многих отношениях выразителем народных, хотя еще не осознанных народом интересов и устремлений. И все же это обстоятельство не могло заменить «лермонтовскому человеку» и самому поэту поддержку широкого общественного коллектива, прямой осознанной близости к народу и ясного чувства идейной и психологической общности с народом. Более того, народность «лермонтовского человека», явившаяся результатом его высокой сознательности, без непосредственной связи его с простонародной стихией была неполной. Эта неполнота наиболее заметно обнаруживается в ранних произведениях Лермонтова, в которых носители непосредственного народного сознания, «простые люди», играют второстепенные роли, а в передаче народного национального колорита преобладает экзотика или условность.

Вместе с развитием и созреванием творчества Лермонтова это положение изменилось. Замедленная, но уже ощутимая в 30-х годах демократизация состава культурного общества и русской литературы, появление целого ряда произведений, посвященных изображению представителей низших общественных слоев (повести Н. Полевого, М. Погодина, Н. Павлова, стихотворения Кольцова и в первую очередь пушкинские «Повести Белкина»), несомненно оказали на Лермонтова большое влияние. Образы «простых людей» возникают уже в его юношеских произведениях, но только с 1835—1836 годов они становятся, как отмечалось выше, совершенно необходимой и характерной принадлежностью его творческой системы. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить таких героев Лермонтова, как плебей и разбойник Арсений из «Боярина Орши», в какой-то мере разночинец, хотя и не близкий к народной почве Красинский из «Княгини Лиговской», купец Калашников, Оленька из «Арбенина», Максим Максимыч, старый служака офицер из очерка «Кавказец», а также героев стихотворений «Бородино», «Умирающий гладиатор», «Казачья колыбельная песня», «Сосед», «Соседка» и «Завещание».

Это — люди из народа или так или иначе близкие к народной жизни по своему духу или судьбе. Некоторые из них являются носителями лучших качеств народного характера. Тогда они чисты сердцем, чутки к добру и злу, в большинстве случаев цельны, чужды рефлексии, трезвы и бодры и в этом смысле противопоставлены основным героям Лермонтова, в значительной мере лишенным этих качеств, — его скорбникам, своевольцам и бунтарям-индивидуалистам. (Особенно рельефно это противопоставление дается в «Герое нашего времени», в котором антагонистами Печорина являются простой по духу Максим Максимыч и «естественный человек» Бэла.)

Конечно, главная роль в творческой системе Лермонтова до конца остается за его бунтующим интеллектуальным героем. Этот герой — выразитель пробуждающейся критической мысли — был нужен эпохе в первую очередь и принимался ею как герой со всей его интеллектуально-индивидуалистической ограниченностью. Но и «простые люди», изображаемые поэтом, — Максим Максимыч, солдат-рассказчик из «Бородина» и другие — по сравнению с этим центральным лермонтовским героем были тоже ограничены. Им не хватало критической зрелости, способности к бесстрашному мышлению, анализу и внутренней свободы — всего того, чем с избытком был наделен «лермонтовский человек» как целое. И все же Лермонтов, изображая «простых людей», отнюдь не стремится продемонстрировать их слабость, а обращается к ним для того, чтобы ярче выявить болезни души своих главных персонажей, показать, чего им недостает.

Основной пафос писателя может выражаться не только в утверждении той или другой целостной истины, но и в сочетании и даже в драматическом столкновении этих односторонних истин, во взаимодействии которых открывается истина более полная и высокая. Пафос зрелого Лермонтова нельзя сводить к безудержной поэтизации одинокой героической личности. Прославляя эту личность, Лермонтов вместе с тем напоминает о границах ее моральных прав и ее индивидуальных возможностей. И одним из путей к этому служат характерные для его творчества сопоставления его основного героя с «простым человеком» — хранителем народной правды, корректирующей правду этого героя. Именно в приближении «простого человека» к миру интеллектуального героя и в том внутреннем идейном комплексе, который с этим связан, и следует искать один из признаков самобытности зрелого Лермонтова, в чем, как уже было сказано, едва ли не главное его отличие от Байрона.

Выявление внутренних разрушительных процессов в личности главного героя Лермонтова («внутреннее возмездие») и ограничение моральных прав этого героя образом «простого человека» нельзя не рассматривать как важнейшие признаки движения Лермонтова от субъективного романтического изображения действительности к объективному, в котором моральное общенародное сознание играет роль одного из главных регуляторов. Но рост объективного содержания в творчестве Лермонтова второй половины 30-х годов, т. е., в конечном итоге, зарождение реализма в его творчестве, характеризуется не только этими признаками. Зарождение реализма у Лермонтова — это универсальный, многосторонний процесс, повлиявший на бо́льшую часть произведений поэта.

Особенностью этого процесса является то, что он не зачеркивает романтического лиризма Лермонтова и мятежного романтического сознания лермонтовских героев, а, в известной мере, объективирует эту романтическую стихию. Пространство и время в произведениях Лермонтова становятся конкретнее, уточняются. Чаще всего он прикрепляет своих героев к определенной бытовой и социальной среде и в этом случае стремится охарактеризовать их внутренний мир и условия их жизни как явления, существующие в истории, связанные с современной ему эпохой. Характеры его героев, до сих пор во многом схожие друг с другом, становятся разнообразнее, богаче и там, где это позволяет художественная структура произведения, изображаются без идеализации, социально определяются и типизируются. И связь героя с действительностью в творчестве Лермонтова уже не сводится теперь к их полумеханическому сосуществованию, как это было, например, в «Вадиме». В «Княгине Лиговской», «Тамбовской казначейше», «Герое нашего времени», в таких стихотворениях, как «Дума» и «Завещание», у Лермонтова намечается изображение не только связи, но и обусловленности героев действительностью, сформировавшей их личность и направляющей их судьбу.

Страница :    << 1 [2] > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я   #   

 
 
    Copyright © 2022 Великие Люди  -  Михаил Юрьевич Лермонтов